Большая замкнутость

Это кажется совершенно естественным, но в недалеком прошлом посадки тропических деревьев, трав и кустарников считались в Бразилии дурным тоном, за исключением, пожалуй, королевских пальм с Бермудских островов. Бурль-Маркс впервые использовал и водяные растения.
В эллинге яхт-клуба в Сан-Паулу монолитная железобетонная конструкция на могучих опорах, неотделимых от покрытия, необработанная поверхность, подпорные стенки из дикого камня и крупная надпись производят впечатление монумента, (см. разворот титула).
В конце 30х гг. Р. Бурль-Маркс разбивает сады (на уровне земли, на плоской крыше выставочного зала и на крыше 15го этажа) здания Министерства просвещения и здравоохранения. В них он отрабатывал новые средства выразительности: свободу, сочность, напряженность рисунка, криволинейность очертаний дорожек и газонов, скульптурность бордюров и групп растений и т. п., т. е. те черты, которые предвосхищали последующее развитие архитектуры Бразилии.
В 40е гг. в его садах все более активную роль начинает играть цвет, и именно использование цвета становится самым важным нововведением Бурль-Маркса для развития мирового садово-паркового искусства. Цветы высаживаются им в соответствии с окраской и едиными массами.
В 4050 гг. Р. БурльМаркс и следовавшие за ним другие бразильские ландшафтные архитекторы развивали и обогащали принципы пейзажного сада. Они сохраняли по возможности природный ландшафт и во всяком случае его основные архитекторов к архаизации форм, например в особняке в Убатубе (арх. Ф. Империу, 1965 г.), где арочные проемы закрыты примитивной деревянной решеткой.
Большая замкнутость, массивность, попытки более нарочитого размещения проемов, поиски (правда довольно робкие) пластики стены и новых способов защиты от солнца отличают и часть многоэтажных домов, например также в Сан-Паулу (арх. П. Мендис да Роша, 1964 г.). То же подчеркнутое выявление и обыгрывание материала, его фактуры; замкнутость, граничащая с затененностью; крупные детали характеризуют и интерьеры.