Неизбежное укрупнение всех элементов архитектурной композиции

Непосредственным следствием такого принципа становится неизбежное укрупнение всех элементов архитектурной композиции. Появляется потребность в новом понимании тектоники, соотнесенном уже не с отдельным замкнутым в еврей композиции зданием, а с целой системой сооружений, свободно развивающейся в пространстве.
Подобно тому как в жилых комплексах размерам окружающего пространства отвечают уже не архитектурные детали, а элементы зданий, в крупных сооружениях общественного назначения сомасштабными среде стали крупногабаритные конструкции. Необходимо подчеркнуть, что именно они образно выражают механические усилия и работу материала, свойственные той или иной тектонической системе.
Таким образом, эстетика крупной формы, ставшая господствующей, оказалась несовместимой с прежними, существовавшими ранее представлениями, а соответственно, и законами взаимодействия архитектуры и скульптуры.
Как следствие такого положения рождается принцип прямых связей скульптуры с большой архитектурной формой — путь непосредственных контактов, без поддержки архитектурных деталей. Это не означает, однако, что архитектурные детали в их пластической роли вообще исчезают из композиции. Но их пластика перестает быть обязательным посредником между скульптурной формой и архитектурой. В тех случаях когда скульптурный декор не уходит из общей композиции, он сам в чистом виде используется для выявления тектонической природы сооружения, но уже по законам и в рамках приемов, свойственных современной архитектуре.
В современном советском искусстве можно выявить два возможных направления, по которым, вероятно, будут развиваться взаимоотношения архитектуры и скульптуры, одинаково равноправные и эффективные в художественном отношении.
Один из этих путей состоит в сопоставлении локальных в своем выражении форм — архитектуры и скульптуры по принципу контрастности их тектонической сущности. В основе такого сопоставления лежит различие их пластических характеристик.