Стремление современной архитектуры

Еще более смелое конструктивное решение Нарви применил в 1939-41 годах при сооружении ангара, огромное перекрытие которого покоится лишь на шести опорах.
Вершиной творчества Нерви до сих пор является выполненный им совместно с Марселем Брейером и Бернаром Зерфюссом проект зданий (1953-58) в Париже. Перекрытие зала пленарных заседаний, примыкающего с одной стороны к У-образному административному корпусу, выполнено в виде складчатой конструкции, продольные ребра которой переходят на заднюю стену зала. Тем самым акцентируется значение трибуны как композиционного центра зала. Это значение еще более подчеркивается размещением плиты между ребрами перекрытия, сходящимися к задней стене зала. Расположение этой плиты, кроме того, соответствует распределению усилий в конструкции покрытия.
Двойную роль играют также ребра, выступающие на торцовых фасадах здания: они обеспечивают его устойчивость в продольном направлении на ветровые нагрузки и одновременно подчеркивают единство решения стены и покрытия, внутреннего пространства и внешнего вида здания.
Это объясняется и тем, что решения художественных и конструктивных задач у Нерви всегда неотделимы друг от друга. Применяя в качестве строительного материала железобетон, Феликс Кандела. испанец по происхождению, проживающий в Мексике, так же как и Нерви, создает свой собственный оригинальный язык форм. У Нерви конструкции чаще всего собираются из сборных элементов заводского изготовления. Кандела, напротив, строит свои архитектурные формы на использовании монолитных железобетонных оболочек в том виде, в котором они были разработаны еще в двадцатые годы и условия применения которых было показано Майаром в павильоне цемента в Цюрихе.